Юридические услуги: предпринимательство или некоммерческая деятельность?

14. 04. 2019
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 283
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    Ирина Княгинина, студентка 3 курса юридического факультета ГУ-ВШЭ (Москва)

«Неужели он уже на первом курсе 30 тысяч получал?» «Знаешь, после выпуска мы вряд ли можем рассчитывать больше, чем на 40». «Какие там органы, какая прокуратура, я скорее в консалтинг пойду – кушать тоже хочется».

Примерно такие разговоры можно услышать в столовой нашего юрфака. Естественно, все начинающие юристы думают о деньгах, о том, как стать независимыми, не сидеть на шее у родителей, которые кормят и одевают последние 20 лет. В общем-то, сомнений в том, что юридические услуги – это предпринимательская деятельность, такой подход не оставляет.

Автор материала, предлагаемого вниманию читателей «Юридического бизнеса», – Ирина Княгинина, студентка 3 курса ГУ-ВШЭ (Москва) и победительница III ежегодного конкурса «Путевка в жизнь», организованного курской юридической группой «Ратум».
В этом году в нем приняли участие 30 студентов юридических факультетов из 19 вузов России и Ближнего зарубежья: СПбГУ, ГУ-ВШЭ, Национального университета государственной налоговой службы Украины, Южного федерального университета, Восточно-Сибирского института экономики и права, БГУ, КГУ, КГТУ и др.
По единогласному мнению членов жюри, эссе Ирины Княгининой «Юридические услуги: предпринимательство или некоммерческая деятельность» и ее конкурсная работа «О некоторых проблемных вопросах обеспечения требований участников долевого строительства залогом» были отмечены как лучшие работы в соответствующих номинациях. Ирина была награждена годовой подпиской на деловой журнал «Юридический бизнес» с правом публикации эссе, денежной премией от ЮГ «Ратум» и сертификатом на право полного участия в юридическом форуме «Русское поле».

Тем более, по ГК РФ, предпринимательской является «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Оказание услуг, направленное на получение прибыли, – вот вроде и все, можно ставить точку, сохранять файл и отправлять эссе.

Но личный опыт заставляет писать дальше. Я работаю в бесплатной юридической консультации. Каждый день иду туда после учебы. Центр города, приходят в основном пенсионеры. Работа тяжелая.

Когда изучаешь юриспруденцию по учебникам или комментариям, право кажется логичным, отлаженным. Как будто все возможные проблемы кто-то уже прокомментировал и описал. Однако столкнувшись с любым (даже внешне пустяковым) делом, обнаруживаешь, что готовых ответов на возникшие вопросы нет, право предстает перед тобой не таким уж логичным и упорядоченным. Именно тебе приходится, сопоставив массу фактов с массой норм, прийти к цепочке выводов, приводящих к итоговому законному и обоснованному решению.

Оказывается, совершенно нормально прийти в бесплатную консультацию и сказать: «Год назад я дала признательные показания, подписала протоколы, сегодня вдруг извещена о том, что завтра будет предъявлено обвинение. Давайте указания». Как помочь в этой ситуации? Но юрист, оказавшийся в роли помощника, обязан искать какие-то ходы.

И что я за это получаю? Только самообразование. И... удовлетворение. Потому что в человеке заложена потребность быть нужным. А. Маслоу тоже включал в свою пирамиду потребность в любви и уважении.

Только работа в клинике помогла мне понять, какую все-таки специальность я получаю в университете, на многое открыла глаза и объяснила, что юрист работает не только ради денег.

Один клиент оставил очень яркое впечатление: ему почти 90 лет, инвалид II группы, последние 25 лет страдает тяжелым хроническим заболеванием. Живет один – жена умерла. По радио услышал рекламу целебного нижнего белья, позвонил, пообещали лечение. Он верил «врачам», а ему продали ненужных приборов и витаминок на 700 тысяч рублей. Ставили диагнозы, которые потом не подтвердили в других больницах. Таблетки, которые в обычной аптеке стоят около 600 рублей, ему продали за 54 тысячи. Человек потратил все свои сбережения в надежде стать здоровым. «Врачи» не давали дедушке никаких письменных документов (квитанций, справок, рецептов). Нигде не прокололись.

Хочется сказать: «У-у-у, негодяи!», – да и объяснить дедушке, что шансов что-то доказать почти нет. Но нужно выслушать, спокойно все записать, составить заявления, найти адреса, оценить шансы действий через суд, прокуратуру, иные органы и т. д. Нужно действовать хладнокровно, использовать все зацепки, чтобы помочь человеку. Именно чтобы помочь. Он приходил много раз, я часами читала его дневник, смотрела свидетельства на «чудо-средства», звонила в Роспотребнадзор... просто потому, что я должна. Никто не заплатит. Но юридическими услуги от этого быть не перестали.

Зачастую мне приходится иметь дело с людьми, которые просто не имеют возможности обратиться куда-то еще. Странно чувствовать себя «единственной и последней надеждой», как иногда называют. Но приходится. В этой ситуации нельзя не сделать все, что в моих силах.

Конечно, не всякий смог бы работать бесплатно. Но исключительно коммерческими от этого платные юридические услуги не становятся. Потому что через год я уйду из клиники, найду обычную работу, буду получать зарплату, слезу с папиной шеи, но чувство долга, заставляющее работать не на «отвяжись», останется. Оно должно быть привито каждому в юридическом вузе, как клятва Гиппократа в медицинском. Без этого и юрист не юрист.

Свою позицию я в целом изложила, но эссе все-таки отправляю на конкурс. Поэтому негоже не показать свои академические знания, ведь существует еще одна точка зрения на заданную тему. В голову упорно лезут лекции и семинары по предпринимательскому праву, на которых нас все время убеждают, что «есть деятельность, внешне подпадающая под данное определение (ст. 2 ГК РФ), но изначально не предпринимательская по своему предмету». Чаще всего под этим таинственным определением подразумевают платную медицину и образование, но иногда и юридические услуги – вроде как изначально в них заложено что-то альтруистическое, не предпринимательское. На мой взгляд, это тоже крайность, в которую впадать не стоит. Вряд ли те люди, которые организовали «урологический центр» и обманывали пенсионеров, собирались заниматься некоммерческой деятельностью. Хотя это плохой пример о плохих людях.

Можно найти примеры и с участием хороших людей. Сегодня в платных клиниках набор услуг во многом пересекается с услугами салонов красоты и spa-салонов. Например, удаление вросшего ногтя, бородавок и др. Так почему же для клиники эта деятельность будет некоммерческой, а для салона красоты – предпринимательской? Или взять, к примеру, услуги платного репетитора. Я в свое время занималась с преподавателем, у которого в неделю проходило 10 групп по 7-8 школьников – с каждого он брал по тысяче рублей. Готовил человек нас прекрасно, но согласно данной точке зрения, получается, что его «систематическое оказание услуг с целью получения прибыли» не предпринимательство. Но он с нами занимался, а многие преподаватели вузов просто имеют доступ к вступительным тестам, решают их сами, а потом объясняют детям ответы. Вроде и научили, а вроде бы и просто продали ответы.

В этом вопросе мне ближе точка зрения Ю. В. Данилочкиной, которая считает, что «возникновение института предпринимательской деятельности в сфере медицинских услуг – закономерный и объективный процесс реализации экономических реформ в России», возникший в силу того, что страна перешла к рыночной экономике1 . А также точка зрения Э. Цатуряна, который считает, что если школа проводит дополнительные платные кружки, курсы и т. п. – значит, она занимается предпринимательской деятельностью2 .

Так что подобные услуги, в том числе и юридическую помощь, не всегда правильно относить к исключительно некоммерческой деятельности (как же я рада, что эссе будут проверять не в моем вузе!). Совсем другое дело – это то, что юристы бывают разные, и услуги бывают разные. Кто-то берет деньги за то, чтобы отвезти одну бумажку в соответствующий орган, уверяя, что это чрезвычайно сложная процедура, а кто-то и правда помогает людям. И это настоящий юрист. Конечно, его услуги оплачиваются, но цель не в оплате, а в том, что наша профессия должна быть социально значимой. Поэтому необходимо внутреннее убеждение: нужно помочь тому, кто к тебе обратился.

Помните роман «Убить пересмешника» Харпер Ли? Отец главной героини был адвокатом на юге США, защищавшим того, чье дело из-за расовой принадлежности было безнадежно. И защищал до последнего. Доказал присяжным, что настоящий преступник – белый господин, хотя знал, что присяжные не снимут с сына рабов обвинение. Именно в этом литературном произведении описан настоящий юрист, такой, каким он должен быть.

Порой приходится объяснять человеку, что в его случае помочь ничем нельзя, – и нужно иметь при этом силы не отвести взгляд. Это тяжело. Но есть в работе и награда. Нет, вовсе не прибыль. Награда – это те ситуации, в которых ты действительно можешь помочь. И это – самая большая радость.

1 Данилочкина Ю. В. Правовое регулирование предпринимательской деятельности на рынке медицинских услуг: Автореф. дис. канд. юр. наук. 12.00.03. Волгоград: Волгоградская юридическая академия МВД России, 2003. С. 4
2 Цатурян Э. О. Предпринимательская деятельность образовательного учреждения высшего профессионального образования;  http://www.cfin.ru/bandurin/article/sbrn05/26.shtml

Опубликовано в журнале Юридический бизнес, 2010

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика