Адвокатура и предпринимательство

06. 10. 2019
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 374
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)
  • Автор:
    Юрий Пилипенко, первый вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, доктор юридических наук

Использование атрибутов чистого предпринимательства может поставить адвокатуру под удар как со стороны государства, так и со стороны бизнес-структур.

bigstock Judge Gavel With Justice Lawye 250250269 428

Представляется, что такие слова, как «ребрендинг», «листинг», «IPO», «хеджирование рисков», могут заинтриговать любого небескорыстного человека. Даже адвокаты, представители одной из самых консервативных профессий, в последние годы проявляют к ним повышенный интерес, развернув беспримерную дискуссию о соотношении адвокатской и предпринимательской деятельности.

Раньше адвокатуру больше всего интересовала собственная независимость, прежде всего – от государства. Внимание исследователей и практикующих адвокатов постоянно притягивали к себе вопросы адвокатской этики, на многие из которых пока не найдено однозначного ответа. Та же адвокатская тайна в одних странах признается печальным, но неизбежным эксцессом, в других – привилегией, в третьих – святыней.

Но сейчас эти, казалось бы, сакральные темы оттесняются на второй план предпринимательскими аспектами. И происходит это не только чрезвычайно интенсивно, но и повсеместно. В некоторых странах об этом пока только спорят, в других начинают постепенно внедрять в жизнь коммерческие формы адвокатских объединений, в третьих, например в Англии, уже создана система, когда адвокаты занимаются предпринимательской деятельностью, оказывая традиционные услуги.

Английские солиситоры могут создавать хозяйственные общества, вступать в партнерства без ограничения числа партнеров, нанимать на работу других солиситоров, ограничивать через корпоративные формы свою ответственность. При этом они обязаны строго соблюдать десять ключевых принципов, детализированных в Кодексе профессионального поведения (принципы верховенства права и надлежащего осуществления правосудия, независимости, порядочности, надлежащего обеспечения интересов клиентов и др.). С октября 2011 года вступит в силу акт, допускающий создание альтернативных адвокатских объединений на принципах, установленных для деятельности коммерческих организаций, – Alternative Business Structures (ABS). В капитале таких объединений смогут участвовать лица, не являющиеся адвокатами, в том числе иностранные инвесторы. Предусматривается также возможность выпуска и размещения на бирже акций адвокатских объединений.

ОТ ОБЪЕДИНЕНИЯ ЛИЦ – К ОБЪЕДИНЕНИЮ КАПИТАЛОВ

Переход от некоммерческих форм организации адвокатской деятельности к предпринимательским наводит на некоторые мысли. Презюмируя, что все адвокаты – юристы, хотелось бы тем не менее напомнить, как ранние формы организации торговли, производства и оказания услуг превратились в современное нам предпринимательство.

В большинстве европейских государств на заре эпохи Возрождения основной формой самоорганизации населения, занимавшегося ремесленным производством и торговлей, была разветвленная сеть цехов и гильдий – ремесленно-торговых и торговых корпораций, основанных на личном членстве и совместной хозяйственной деятельности участников. Основной капитал таких объединений в большинстве случаев складывался не из гульденов и дукатов, а из личных навыков, опыта, знаний и умений их членов.

С началом эпохи Великих географических открытий европейцы получили доступ к новым отдаленным рынкам. Стремление освоить эти рынки, а также рост населения различных стран Европы вызывали потребность во все большем количестве ремесленных товаров. Старые формы организации производства и торговли оказались не готовыми к вызовам времени.

Повышение капиталоемкости и рисковости производства и торговли, общее усложнение торгово-экономических связей и рост их числа послужили основными катализаторами перехода к новым формам организации бизнеса. Эти формы были основаны на союзе узкого круга профессионалов-управленцев, которые обладали навыками, знаниями и опытом, необходимыми для реализации различных проектов, и богатых инвесторов, решивших рискнуть определенной частью своих накоплений ради шанса многократно их увеличить.

Квинтэссенцией нового подхода к ведению дел можно считать учреждение в различных государствах Западной Европы организованных в форме акционерных обществ торговых компаний (Ост-Индских и Вест-Индских), созданных для эффективного освоения обширных пространств Америки, Африки и Азии. Их бизнес-модель была построена по простому принципу: аккумулирование средств, полученных в результате эксплуатации колоний, для получения еще большего дохода при помощи использования высокорискового механизма межконтинентального обмена товарами.

Аналогичный принцип – объединение капиталов в целях достижения их прироста с помощью ведения определенной хозяйственной деятельности – является одним из базовых для современного организованного предпринимательства. При этом собственник полностью отделен от орудий и процесса труда.

СПРОС РОЖДАЕТ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Можно провести параллели с тем, что происходит в адвокатуре в наши дни, когда все географические открытия уже совершены и человечество вступило в эпоху глобализации.

Подобно тому как появление новых форм организации бизнеса несколько сотен лет назад было связано с резким увеличением рынка сбыта товаров, создание новых форм организации адвокатских объединений вызвано существенным повышением спроса на правовые услуги бизнесу со стороны крупных транснациональных корпораций.

Развитие финансового рынка, новых технологий и коммуникаций, рост иностранных инвестиций, увеличение числа межнациональных компаний и, как следствие, усложнение и увеличение регулятивных функций государства привели к тому, что современный бизнес не может успешно развиваться без юридической поддержки квалифицированных профессионалов. В развитых странах основной объем правовых услуг приходится на юридическое сопровождение бизнеса. Расширяется их спектр, повышаются требования к их качеству – бизнес-адвокат должен обладать знаниями в области экономики, финансов, управления персоналом, маркетинга.

Поэтому для обслуживания современных глобальных бизнес-проектов создаются крупные «квазиадвокатские объединения» со сложной и дорогостоящей инфраструктурой, значительным количеством персонала и «разделением труда», когда партнеры занимаются привлечением клиентов и менеджментом, а «рядовые» адвокаты – юридической практикой. Организация такого объединения, управление им, развитие его инфраструктуры, несомненно, требуют использования определенных элементов предпринимательства.

Это объективная необходимость, вызванная стремлением адвокатов совершенствоваться в наиболее востребованной сфере правовой помощи и выдерживать конкуренцию со стороны крупных юридических фирм. Безусловно, адвокатура должна идти в том направлении, в котором движется современная цивилизация. Но какими приоритетами при этом следует руководствоваться? И какие цели стоит преследовать?

Адвокаты бизнеса говорят, что регулирование профессии должно развиваться таким образом, чтобы обеспечивать эффективные и качественные услуги. С этим трудно спорить. Но обеспечивать эффективность и качество многие из них предлагают с помощью тех моделей, которые применяют их клиенты, то есть путем объединения капиталов и привлечения инвесторов. Вот это и вызывает определенные сомнения.

ПОДМЕНА ЦЕЛИ

К чему может привести полное копирование бизнес-моделей при создании новых организационно-правовых форм адвокатской деятельности? Попробуем сопоставить способы получения и распределения дохода в некоммерческом и коммерческом адвокатском объединении.

Некоммерческое адвокатское объединение представляет собой объединение лиц – адвокатов и их практик для совместного ведения профессиональной деятельности, то есть оказания юридической помощи. Адвокатская деятельность – специфическая, консультационная, поэтому вкладом каждого участника в общее дело являются его образование, квалификация, знания, опыт, личные контакты – тот «капитал», который приносит доход в виде гонорара. С точки зрения экономики, это в некотором смысле физический капитал, то есть вложенный в дело, работающий источник дохода.

Однако, в отличие от предпринимательского, состоящего из денег, ценных бумаг и прочих деривативов, адвокатский «капитал» неотделим от личности владельца, и размеры его напрямую зависят от знаний и профессионального уровня адвоката. Но главное, принципиальное различие обусловлено тем, что цель адвокатской деятельности – защита прав и интересов клиента. Именно на это направлены усилия адвоката, когда он ведет переговоры, консультирует клиента, представляет его интересы в суде. «Капитал» адвоката в первую очередь является средством достижения основной цели деятельности и лишь во вторую – средством создания материальных условий для этого.

Что произойдет в случае, если адвокаты создадут предпринимательскую структуру – акционерное общество, предполагающее объединение капиталов адвокатов и инвесторов и получение прибыли? Во-первых, они станут вкладывать в дело уже не столько интеллектуальный капитал, сколько материальные средства (скорее всего, привлеченные). Капитал станет предпринимательским, превратится в сугубо экономическую категорию, отделимую от самого адвоката. Во-вторых, прибыль будет распределяться между акционерами в зависимости от величины их доли в общем капитале, а не только от их личного вклада в деятельность общества. В-третьих, главной целью деятельности адвокатского акционерного общества как предпринимательской структуры в силу основных экономических, да и формальных законов будет извлечение прибыли.

Таким образом, в качестве участника акционерного общества адвокат будет выступать как владелец капитала, заинтересованный в извлечении прибыли, и неизбежно возникнет конфликт между целями его профессиональной и коммерческой деятельности.

При этом сторонники абсолютно предпринимательского подхода к ведению адвокатской деятельности уверяют, что он не противоречит роли адвокатуры как публично-правового института, который обеспечивает необходимые в правовом государстве состязательность судопроизводства и доступ к правосудию.

Но адвокатура может полноценно играть роль такого института только при условии неукоснительного соблюдения основных принципов адвокатской деятельности – независимости, приоритета интересов клиента и профессиональной этики. Представляется, что на практике очень сложно будет совместить с этими принципами главную цель предпринимательства – извлечение прибыли любым путем.

К ЧЕМУ ВЕДЕТ ПОГОНЯ ЗА ПРИБЫЛЬЮ

Подмена цели деятельности приведет к формированию новой системы ценностей, когда на первый план выходят коммерческие интересы. Если возникнет конфликт между двумя целями – защитить клиента или заработать деньги, адвокат должен выбрать защиту интересов клиента, предприниматель – прибыль. Трудно предположить, что, работая в условиях подобного конфликта, адвокаты всегда будут делать выбор в пользу профессиональных ценностей (по крайней мере, тех, которые считаются таковыми на данный момент).

Первое весьма вероятное следствие того, что адвокатские фирмы откроют двери для спекулятивного капитала, – установление контроля за их деятельностью со стороны бизнес-структур. Погоня за прибылью (размер прибыли зависит от величины вложенного капитала) и продажа акций на бирже могут привести к тому, что эти двери будут открываться все шире. И тогда адвокаты рискуют превратиться в миноритарных акционеров, а инвестбанкиры могут стать управляющими адвокатских компаний.

Весьма вероятно также повышение цен на услуги адвокатских фирм как один из основных способов увеличения прибыли. При этом адвокаты будут ориентироваться на цены, установленные наиболее значительными поставщиками юридических услуг. К ним относятся четыре крупнейшие в мире консалтинговые компании, в которых сосредоточены одновременно аудит, юридическое сопровождение и финансовое консультирование («большая четверка»), и еще около двух десятков крупных компаний, оказывающих только юридические услуги (в основном англосаксонских).

Но в мире не так много – не более тысячи – фирм, способных оплачивать юридические услуги по предельно высоким ценам, и все они являются клиентами крупнейших поставщиков: рынок давно поделен. Услугами адвокатов пользуются менее состоятельные клиенты – компании и физические лица, большинству из которых высокие цены будут, скорее всего, «не по карману». Поэтому повышение цен на услуги для них будет означать ограничение права на доступ к правосудию.

ПУБЛИЧНО-ПРАВОВОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Конечно, эксперименты возможны, и применение адвокатурой форм, присущих предпринимательской деятельности, допустимо, они способны некоторое время работать.

Но нельзя забывать о том, что государство гарантирует независимость адвокатуры, адвокатскую тайну, профессиональную этику и собственное дисциплинарное производство, особый порядок возбуждения дела в отношении адвоката только до тех пор, пока адвокатура способна самостоятельно обеспечивать практическое выполнение принципов, которые лежат в основе ее публично-правовой функции. То есть до тех пор, пока она ставит своей основной целью защиту прав граждан.

Как только определяющим в ее деятельности станет фактор извлечения прибыли, независимость и все профессиональные привилегии у адвокатуры государство изымет, установив систему жесткого контроля за ней. Тогда адвокаты будут защищены от произвола государства не больше, чем остальные предприниматели. О том, что это значит, можно судить на примере России, где за последние 10 лет под следствием или в заключении оказались, по некоторым данным, до 15 процентов предпринимателей.

Независимость и привилегии адвокатуры обусловлены исключительно ее публично-правовой ролью. Адвокатура в первую очередь – институт, обеспечивающий современное состязательное судопроизводство. И лишь во вторую очередь, в значительной мере для материального обеспечения независимости, адвокатам предоставлена возможность свободно зарабатывать. Включение элементов предпринимательства в их деятельность возможно лишь в объеме, необходимом для упрочения этой материальной базы.

Капитализация адвокатских объединений и привлечение спекулятивного капитала явно выходят за разумные пределы. Адвокатская деятельность может быть достаточно доходной и без атрибутов чистого предпринимательства, введение которых может поставить адвокатуру под удар как со стороны государства, так и со стороны бизнес-структур.

Если у адвокатов возникает конфликт с государством или с клиентом, они всегда апеллируют к тому, что адвокатура – особый, сакральный вид деятельности. Как только их жизнь возвращается в спокойное русло, они начинают думать о том, чтобы зарабатывать деньги, используя инструменты предпринимательства. Но ни естественное желание хорошо зарабатывать, ни гигантские обороты крупнейших фирм не могут оправдать установку на предпринимательский характер адвокатской деятельности.

***
Адвокатура – уникальное явление, которому присущи черты и публично-правовые, и частноправовые. Приоритет принадлежит публично-правовым началам, что обусловлено особой ролью адвокатуры в осуществлении судопроизводства и защите прав, свобод и интересов граждан и организаций. Когда отдается приоритет частноправовым началам, искажается суть адвокатской деятельности и размывается значение адвокатуры как публично-правового института. У всякого явления – свое предназначение.

Согласно одной конспирологической версии, которую довелось услышать, вся широко развернутая дискуссия о предпринимательском характере адвокатской деятельности – не более чем маркетинговый ход. Его целью является идеологическое прикрытие выхода на биржу первого десятка юридических фирм-гигантов, в результате чего нынешние их партнеры обогатятся в разы, а если повезет, то и в десятки раз. Ведь кто, как не «прибиржевые» юристы, понимают, что любой капитал, грамотно причесанный, обернутый и пропущенный через листинг, позволит остаток жизни провести в качестве рантье. И чем, в конце концов, адвокаты, не раз и не два обеспечившие подобные «кульбиты» своим клиентам, хуже?

Если эта версия верна, то я по-хорошему завидую своим коллегам-первопроходцам. Чего и всем желаю.

Источник: «Адвокатская газета», № 12 (101), 2011 год. Печатается с разрешения.

Опубликовано в журнале Юридический бизнес, 2011 год

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика