Новый год 1

Есть ли жизнь вместо работы. Молодые юристы отказываются много трудиться

05. 03. 2018
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 531
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

В крупнейших юридических фирмах США кадровый голод. Остановился приток выпускников. Какую бы зарплату им ни предлагали, они больше не хотят сутками напролет сидеть в офисах и годами карабкаться по корпоративной лестнице, чтобы вырасти в партнеров. Работодателям приходится приспосабливаться.

man 871960 960 7201

В большинстве больших юридических фирм партнеры и рядовые юристы играют по следующим правилам. Партнеры назначают своим сотрудникам большие зарплаты, оплачивают им еду, доставку ночью с работы на автомобиле, предоставляют секретарей большие кабинеты и позволяют получить в резюме звучную строчку. Юристы взамен полностью отдают себя работе, оставаясь доступными по любому вопросу 24 часа на 365 суток в году. Правила до недавнего времени оставались несокрушимыми.

Но вот теперь все изменилось. Статистика показывает, что все больше молодых юристов отказываются карабкаться по корпоративной лестнице и выбирают свободу. Некоммерческий фонд NALP уже более 10 лет отслеживает текучесть кадров в юридических фирмах СА. Выяснилось, что 62% свеженанятых юристов покидают работодателей до конца четвертого года работы. «Это самый высокий показатель за все время наших наблюдений», – отмечает Пола Петтон, гендиректор фонда. Люди уходят потому, что они не хотят так много работать, потому, что перспектива стать партнером перестала быть привлекательной.

Начальники к этому оказались не готовы. Прошлой осенью Сезар Альварес, президент фирмы GreenBerg Trauring, проводил интервью с перспективными выпускниками юридической школы при одном из самых престижных университетов США. Разговор закончился, едва начавшись, на вопросе соискателя о том, какие ограничения будущая работа наложит на личную жизнь. «Я сказал ему, что, задавая такие вопросы, он вряд ли может рассчитывать на контракт с большой фирмой», – говорит Альварес. Проблема в том, что такие вопросы ему задают все чаще и чаще.

Еще два десятка лет назад трудно было себе представить работу, предполагавшую большие сверхурочные часы, чем работа начинающего юриста, которому приходилось буквально днями и ночами корпеть за столом в попытке ублажить хозяев-партнеров, чтобы шаг за шагом взбираться вверх по корпоративной лестнице. «Сегодня каждый второй гораздо больше заинтересован в том, чтобы присутствовать в субботу на школьном футбольном матче, в котором играет его ребенок, чем в офисе», – говорит Джозеф Атлонджи, консультант юридическо-консалтинговой фирмы Hilderbrant.

Некоторые уходят из профессии. Так поступила Элли Шиллинг, которая три года работала юристом в нью-йоркской фирме Kaye Scholer, а затем ушла, потому что «дорога к партнерству требует вложить столько сил, что она перестает быть ценной». Она вместе с мужем, тоже молодым юристом, планирует уехать в Европу и начать собственное дело. «Мы пораскинули мозгами и поняли, что у жизни должен быть другой ритм, с меньшим уровнем стресса, меньшим давлением, нормальными часами работами», – говорит Шиллинг.

Перемена в настроениях отчасти произошла из-за того роста, который испытал рынок услуг за последние 20 лет. Рост увеличил спрос на рабочих пчел внизу пирамиды, которую представляет из себя юридическая фирма, и не привел к адекватному спросу на новых партнеров. В результате пробраться наверх стало гораздо тяжелее, поэтому начинающие юристы больше не чувствуют, что задача им по зубам.

Партнерам тоже приходится больше работать, что только укрепляет тенденцию. Клод Милман, партнер Proskauer Rose, говорит, что младшие коллеги постоянно спрашивают его о том, как «там, наверху, живется». «Мне нечем их утешить, – рассказывает он. – Необходимость постоянно быть к услугам клиента с каждой ступенькой все растет». Свой вклад вносит и разница между поколениями. Сегодняшние выпускники выросли в тепличных по сравнению с предшественниками условиях. У многих есть альтернативные варианты развития карьеры, поддержка со стороны родных. «Молодежь хочет делать что-то большее, чем зарабатывать деньги», – считает Майкл Бун, партнер Haynes & Boone, большой юридической фирмы из Далласа. Дополнительное давление на фирмы оказывает тот факт, что даже отцы нынешней молодежи не хотят работать так же много, как им приходилось все эти годы. «Людям моего поколения не нужно уже работать по 2000 часов в год, чтобы поддерживать достойный уровень благосостояния» – говорит Альварес из GreenBerg Traurig.

Чтобы выживать в условиях изменений рынка труда, юрфирмам приходится придумывать новые схемы найма. GreenBerg Traurig, к примеру, теперь набирает молодых сотрудников не из лучших школ, а согласных работать много и тяжело. Другие фирмы также как-то приспосабливаются к ситуации. «Мы должны признать, что не все проведут в нашей компании свою жизнь. Но это не означает, что эффективный сотрудник не может работать по четыре дня в неделю» – говорит Милман из Proskauer Rose.

Опубликовано в журнале ЮБ №05-2007

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика