«Проактивность наряду с профессионализмом – важнейшие слагаемые успеха»: интервью с Маргаритой Гаскаровой

15. 05. 2019
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 1317
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

В этом году авторитетному российскому журналу «Корпоративный юрист» исполняется пять лет. Мы поздравляем коллег с этим радостным событием и предлагаем вниманию читателей интервью с главным редактором издания Маргаритой Гаскаровой.

КОРПОРАТИВНЫЕ ЮРИСТЫ СЕГОДНЯ

Как юридическое сообщество, по вашим наблюдениям, переживает кризис? Какие качества, кроме знания права, оказались особо востребованными у корпоративных юристов в период экономических потрясений 2008-2010 гг.?

На мой взгляд, юридический бизнес как отрасль экономики кризис затронул в меньшей степени. Конечно, не обошлось без сокращений сотрудников, урезания зарплат (довольно высоких) и бюджетов. Но в целом серьезного падения не было. Большинство юридических фирм не только устояли, но и упрочили свое положение. Что касается корпоративных юристов, то здесь все зависит от отрасли, в которой они трудятся. В период кризиса особенно важными становятся такие качества, как способность оперативно реагировать на возникающие проблемы, умение мыслить при этом стратегически, учитывая экономическую ситуацию.

Маргарита Гаскарова

Выпускница РГГУ и аспирантуры юридического факультета МГУ, кандидат юридических наук. Стажировалась на юридических факультетах Голландии, Германии. В 2008 году закончила Президентскую программу подготовки управленческих кадров по специальности «маркетинг», по окончании которой прошла трехмесячную стажировку в Германии. Обладает опытом юридической и издательской работы. До прихода в издательство «Волтерс Клувер» работала помощником депутата Государственной думы РФ, юрисконсультом, а также выпускающим редактором журнала «Конституционное право: восточноевропейское обозрение». Владеет немецким и английским языками.

Что происходит с профессией корпоративного юриста? Возросла ли нагрузка на сотрудников правовых департаментов? Возросла ли конкуренция на рынке труда? Изменяется ли логика взаимоотношений внутренних и внешних консультантов? Изменились ли ожидания компаний в отношении своих юридических служб?

Профессия корпоративного юриста серьезно меняется. Мы посвятили теме эволюции юридической службы наш юбилейный, сентябрьский номер этого года. Обобщая мнение авторов журнала – самих корпоративных юристов, можно сказать, что развитие бизнеса обусловило появление юридического подразделения нового типа. Сегодняшний юридический департамент в большинстве крупных компаний представляет собой команду профессионалов с той или иной степенью специализации в конкретных отраслях права, с достаточно глубоким пониманием правовых аспектов ведения сопровождаемого ими бизнеса, со значительным числом компетенций и навыков в сфере compliance и риск-менеджмента.

В последнее время все чаще можно слышать об участии юристов в формировании стоимости компании, стоимости бизнеса. Что вы думаете об этом? Как юрист может «добавлять стоимость»? Насколько это новое качество, новая миссия позитивно воспринимается самими юристами?

Редакция нашего журнала неоднократно задавала этот вопрос самим корпоративным юристам, и ответ на него можно найти в многочисленных публикациях в разделе «Юридический департамент» рубрики «Управление компанией». Свой взгляд на роль и функцию современной юридической службы излагают руководители правовых департаментов крупных компаний – номинантов и победителей нашего конкурса.

Как вы относитесь к тезису, в соответствии с которым логика развития юридической функции в современных компаниях приводит к сервисной модели: бизнес воспринимается как клиент юридического подразделения, который должен быть удовлетворен в соответствии с самыми высокими, рыночными требованиями к правовой работе?

Я бы уточнила: юридический департамент не только обслуживает бизнес-подразделения как клиентов, стремясь при этом к высокому уровню сервиса, но и становится одновременно полноправным партнером бизнеса. Этот тезис на протяжении ряда лет поддерживается авторами журнала «Корпоративный юрист».

«ЛУЧШИЕ ЮРИДИЧЕСКИЕ ДЕПАРТАМЕНТЫ РОССИИ»: ЗА КУЛИСАМИ КОНКУРСА

Расскажите, пожалуйста, об истории конкурса, организатором которого выступает ваш журнал. Чья это была идея, кто стоял у истоков этого события? 

Идея проведения конкурса на звание лучшего юридического департамента возникла у нас еще на этапе формирования концепции журнала. Однако реализовать ее в одиночку в 2005 году, когда журнал только делал свои первые шаги, нам было не под силу. В это время в журнале Forbes вышла первая публикация о российских юридических фирмах, экспертами в нем выступали Никита Прокофьев и Максим Горцакалян из компании Pynes & Moerner. Таким образом были найдены наши партнеры. Мы позвонили им, встретились. Долго обсуждали критерии и методологию конкурса. Изучив зарубежный опыт, мы сделали следующее. На основе конфиденциального опроса партнеров, старших юристов международных и российских юридических фирм был составлен список наиболее успешных и профессиональных юридических департаментов российских и международных компаний. В течение летних месяцев сотрудники редакции проводили интервью с номинантами, набравшими большинство голосов экспертов. Мы особенно благодарны руководителям юридических департаментов за то, что они согласились поддержать новое начинание на тот момент никому еще не известного журнала. С тех пор многие из них стали не только постоянными участниками конкурса, но и авторами и даже идейными вдохновителями журнала. Так, родился наш проект «Лучшие юридические департаменты России», которому в этом году исполняется уже пять лет. Можно смело утверждать, что за это время конкурс доказал свое право на существование и стал не только главным проектом журнала «Корпоративный юрист», но и одним из самых значимых событий в жизни юридического сообщества в России. Мы особенно рады тому, что конкурс сохраняет свое поступательное развитие даже в период экономического кризиса (в этом году в нем участвует уже более 124 номинантов, в 2006 году их было 21) , и расцениваем это как еще одно свидетельство высокого профессионализма его участников, прочности компаний, имеющих сильную юридическую службу.

Какова основная идея события: это праздник, деловое профессиональное мероприятие или что-то еще? Подобные конкурсы – это только российская особенность или что-то подобное есть на Западе?

Церемония награждения – это и праздник, и деловое событие. Праздник, потому что мы чествуем лучших из лучших, стараемся сделать это мероприятие незабываемым для них. В то же время для многих из них это возможность встретиться и пообщаться с коллегами и партнерами в неформальной обстановке, завязать новые знакомства. Подобного рода мероприятия уже стали традицией на Западе. Особенность нашего конкурса в том, что мы выявляем не лучшего по профессии, а лучшую команду, коллектив юристов. Согласно положению о конкурсе, номинировать участника конкурса вправе член экспертного совета. Таким образом, номинируя тот или иной департамент, член экспертного совета уже дает ему положительную оценку, считая, что он вправе претендовать на звание лучшего.

Для чего к участию в конкурсе привлекается аудитор?

Привлечение к работе конкурса международной аудиторской компании Ernst & Young было необходимо по двум причинам. Во-первых, для обеспечения независимости экспертного совета и подсчета голосов. Во-вторых, аудитор помог нам сделать процедуру определения лучших более прозрачной и более объективной. Благодаря неоценимой помощи партнера компании Ernst & Young Олега Данилина была составлена анкета участника конкурса, позволяющая, на наш взгляд, наиболее объективно оценивать работу юридических подразделений компаний по самым различным направлениям.

Имеет ли место конкуренция среди подобных мероприятий? Если да, то чем она характеризуется?

В последнее время появились различного рода конкурсы для юристов, но все они призваны поощрять отдельных юристов, в то время как мы, я уже подчеркивала, чествуем коллектив. Поэтому конкуренции в отношении участников мы не чувствуем, более того, рискну предположить, что мы не только первый, но и самый массовый конкурс. Например, в этом году на этапе номинирования у нас было заявлено более 300 департаментов-участников. И можно представить, какая армия юристов-профессионалов благодаря такому подходу участвует в конкурсе.

Что, по вашему мнению, дает участие в конкурсе, кроме собственно признания профессиональных заслуг? Чем объясняется возросший интерес к событию в это непростое время?

Не секрет, что корпоративные юристы в большинстве своем – непубличные фигуры. До нашего конкурса о них и их успехах никто не знал. Сейчас ситуация серьезно изменилась. Интерес к этому событию возрастает, потому что растет осознание корпоративными юристами принадлежности к определенной профессиональной группе со своими интересами, своими СМИ, своей организацией и конкурсом. Кроме того, постоянно возрастают требования к корпоративным юристам. Необходимо совершенствовать свою работу, а это невозможно без общения с коллегами, обмена опытом. Заполнение анкеты участника конкурса дает определенные ориентиры и возможность оценить свою работу со стороны на основе объективных критериев. Немаловажным фактором в пользу положительного решения об участии в конкурсе является то, что мы привлекаем внимание общественности и рынка к руководителям департаментов-победителей, многие из которых благодаря конкурсу продвигаются по карьерной лестнице в своей компании или вообще получают новую, более интересную или престижную работу. Участие в конкурсе – определенный вызов не только для юридической службы, но и для руководителя компании, так как демонстрирует степень ее открытости и активности позиции ее юристов. Мы не скрываем, что число номинантов конкурса в два раза превышает количество согласившихся участвовать в конкурсе, но оно постоянно растет, и это внушает оптимизм.

Какими будут особенности мероприятия этого года?

Основная особенность в том, что конкурс стал более масштабным по количеству участников, и в том, что в этом году ему исполняется пять лет. В рамках церемонии мы постараемся сделать интересную развлекательную программу – оригинальную и веселую. Согласитесь, что довольно трудно четыре часа просто сидеть за столом, слушая названия компаний-участников и слова благодарности от победителей. В позапрошлом году художественная часть программы включала выступление известных оперных певцов. В прошлом году мы переозвучивали фрагменты всем известных художественных фильмов о юристах, «вплетая» их в контекст конкурса. Это получилось так забавно, что присутствующие ждали очередного ролика с не меньшим интересом, чем объявления победителя в следующей номинации. Атмосфера была и торжественной, и неформальной одновременно. О последнем свидетельствовало активное участие зала в проводимых викторинах. Что будет в этом году? Приходите и увидите.

Анализ содержания анкеты конкурса показывает глубину проводимого исследования. При этом оцениваемые показатели очень разнятся – от интуитивно понятного любому юристу «количества выигранных споров» до «показателей эффективности работы». Все ли компании «дотягивают» до возможности быть оцененными по всем качественным показателям конкурса? Заметна ли разница в уровне развития юридических подразделений компаний, работающих в разных регионах?

Анкета действительно рассчитана на высокий уровень организации работы юридического подразделения и компании в целом. Естественно, уровень номинантов бывает различным, но это не является проблемой. Так как каждый вопрос анкеты имеет свой вес, компании, которые не могут ответить на те или иные вопросы, просто получают меньший итоговый балл, который затем суммируется со средним баллом, выставленным экспертами. Должна отметить, что с каждый годом уровень юридических департаментов повышается, причем серьезно. К сожалению, в конкурсе пока принимают участие преимущественно московские компании, поэтому ответить на вопрос о различиях в уровне развития департаментов столичного и иных регионов мне довольно сложно. Хочу заметить, что от тех, кто не стал победителем нашего конкурса, нам доводилось слышать, что уже сама необходимость заполнить предложенную анкету была чрезвычайно полезной: при невозможности закрыть ту или иную строку достаточной информацией участникам становилось очевидным, где у департамента еще имеются слабые места в работе.

Анкета конкурса не может не отражать последних тенденции в развитии юридических служб. Как обеспечивается актуальность вопросов, соответствие их современному состоянию дел в компаниях?

Анкета была разработана в прошлом году на основе трехлетнего опыта проведения конкурса. Перед запуском конкурса этого года мы совещались с аудитором и решили, что в этом году менять вопросы анкеты не имеет смысла. Она составлена таким образом, что, отвечая на нее, вы отражаете изменения, произошедшие в работе департамента за предыдущий год. Возможно, в следующем году она будет уже иной, но это зависит от того, как поменяется ситуация вокруг юридических департаментов.

Делает ли «Корпоративный юрист» доступным широкой общественности опыт лучших юридических департаментов страны?

Да, это входит в задачи нашего конкурса и журнала в целом. С самого начала мы публикуем интервью с руководителями департаментов-лидеров, их статьи об организации управления правовой функцией. В серии «Библиотека журнала «Корпоративный юрист» вышли сборники статей «Эффективный юридический департамент» и «Юристы в зоне риска: юридическая функция в корпорации сквозь призму риск-менеджмента», а также исследование «Ведущие юридические департаменты: анализ практики». Кроме того, на различных мероприятиях мы постоянно выступаем инициаторами обсуждения проблем, связанных с организацией и управлением юридической функцией. Мы сами также организовывали круглые столы и конференции, посвященные этим темам.

Какие основные факторы влияют на качество работы юридического департамента, все ли здесь зависит от юристов, руководителя службы?

Я думаю, что в силу объективных по отношению к юристам обстоятельств, складывающихся в экономике, законодательстве, конкретной компании, не все зависит от руководителя юридической службы и его команды. Но есть много направлений совершенствования юридической функции, на которые юридический департамент в целом и его руководитель в частности могут влиять, особенно теперь. Прошли те времена, когда совет юристов требовался лишь на этапе возникновения конфликтной ситуации. Сегодня они являются активными участниками переговоров и сделок. Проактивность наряду с профессионализмом – важнейшие слагаемые успеха. Конечно, большую роль играет личность руководителя департамента, не только его профессиональные навыки, но и умение руководить людьми, ставить задачи, убеждать, нести ответственность за всю команду.

Беседовал: Виталий Крец

Опубликовано в журнале Юридический бизнес, 2010

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика