Мартин Сингер – адвокат, готовый на все

10. 10. 2017
posted by: superman
Просмотров: 23
  • Автор:
    Мария Лако

Адвоката Мартина Сингера не случайно называют «бешеной собакой». Клиенты звонят ему тогда, когда «обычный» юрист не в состоянии решить их проблемы. А такие ситуации отнюдь не редки в жизни голливудских знаменитостей. Калифорнийский губернатор Арнольд Шварцнеггер, певицы Бритни Спирс и Селин Дион, светская львица Пэрис Хилтон, актеры Брюс Уиллис, Сильвестер Сталлоне, Эдди Мерфи, Николас Кейдж, Джим Кэрри – вот не полный список клиентов Мартина Сингера.

Его кредо: «летящий лом не остановишь». Важны только интересы заказчика, все остальное – правила приличий, справедливость, мораль – не имеет никакого значения. Если клиент хочет, чтобы Сингер порвал обидчиков, как Тузик грелку, он их порвет. Впредь будет наука: не подряжайся строить особняки в Малибу, если не умеешь укладываться в сроки. Не нанимайся убирать «звездный» дом, если не хочешь терпеть хамство. Не забывай, с кем тебе посчастливилось работать!

У Сингера всегда виноваты «враги». Когда знаменитого баскетболиста Дэнниса Родмана обвинили в том, что он ударил официантку в коктейль-баре, Сингер выставил все так, будто она сама спровоцировала его клиента. В результате судебное преследование было прекращено. И это далеко не единственный случай.

Мартин Сингер подходит к решению задач комплексно и далеко не всегда ограничивается юридическими рычагами давления: во время войны все методы хороши. Домработниц, подавших в суд на Сильвестра Сталлоне, он заставил замолчать, слив в желтую прессу информацию о том, что девушки «приходили убираться в туфлях на шпильках, разряженные и накрашенные».

Сингер подал в суд на таблоид National Enquirer после того, как тот опубликовал ложный репортаж о беременности Селин Дион. Требования истца составляли ни много, ни мало – опровержение на первой странице. Когда National Enquirer отказался, Сингер выставил ему иск на 20 миллионов долларов за вторжение в частную жизнь.

Благодаря бойкому адвокату, журнал Globe вынужден был извиниться перед Арнольдом Шварцнеггером после того, как на его страницах была размещена фальшивка: мол, у губернатора Калифорнии нелады с сердечными клапанами.

Аналогичная история произошла с Брюсом Уиллисом. Стоило ему пожелать, чтобы Independent Film Channel прекратил показ критического документального фильма о «крепком орешке», как Сингер превратил желаемое в действительное. Он так напугал администрацию телеканала, что она быстро отказалась от своей порочной идеи.

Напор, нахальство, а временами – неприкрытая грубость, неизменно приводят Мартина Сингера к нужному результату. Даже видавшие виды папарацци и те отступают, когда в дело ввязывается знаменитая «бешеная собака» Голливуда. Он заставляет желтую прессу молчать даже тогда, когда у нее есть все основания говорить.

Когда шериф остановил Эдди Мерфи и обнаружил в его машине проститутку-трансвестита, почти все таблоиды сделали вид, что им ничего не известно об этом факте. Причина – Мерфи нанял Сингера, а Сингер напомнил главным редакторам, что с ним шутки плохи.

Юристы такого рода не позиционируют себя ни как семейные адвокаты, ни как специалисты в «высоколобых» сферах права – финансовом, налоговом и т.п. Их стихия – острый конфликт, желательно с публичным скандалом.

Идеальный вариант – дела, связанные с клеветой и оскорблениями чести и достоинства, но Мартин Сингер не ограничивается только ими. Увольнения и гонорары – это тоже сфера его профессиональных интересов. Среди подобных дел можно выделить спор о зарплате актера Джеймса Гандолфини с продюсерами телесериала «Семейство Сопрано»; иск бывшего боксера-тяжеловеса Чака Вепнера против Сильвестра Сталлоне по поводу копирайта; а также дело продюсера Стива Бинга о нарушении контракта с Шоном Пенном (Пенн утверждал, что его сняли с фильма из-за взглядов на войну в Ираке).

Адвокатская профессия по определению не является мирной, тем не менее, далеко не каждый юрист согласится работать в атмосфере каждодневного стресса и психологического давления со всех сторон. Ненависть, страх и ярость – это те эмоции, с которыми Сингеру приходится иметь дело. Собственно, за устойчивость к ним ему и платят по 400 долларов за час.

Мартин Сингер утверждает, что превратиться в «бешеную собаку» его заставила жизнь. Когда ему было 19 лет, у него умер отец, и он был вынужден взять в свои руки управление семейной фабрикой по шелкотрафаретной печати. Одновременно Сингер умудрялся учиться в городском колледже Нью-Йорка.

«Мне пришлось сделать выбор: быть жестким игроком, способным добиваться своих целей, либо сложить лапки и идти ко дну», – рассказывает он.

После окончания юридической школы в 1977 году Мартин переехал в Калифорнию. Здесь он быстро осознал, что его хватка и жесткий стиль работы более чем востребованы. Успех в суде в качестве адвоката по коммерческому праву послужил первой ступенькой для восхождения на юридический Олимп. Клиенты начали рекомендовать Сингера своим друзьям. И он оправдал ожидания: на его счету выигрыш в пользу Жана-Клода Ван Дамма по поводу строительства дома, выигрыш в пользу Присциллы Пресли, судившейся с телевизионным продюсером и пиарщиком, которые солгали об ее участии в своем проекте...

В юридическом сообществе Мартин Сингер пользуется уважением, но это не уважение в чистом виде – к нему всегда добавляется что-то еще: страх, презрение, снисходительность, иногда даже сочувствие. Но ему нет до этого никакого дела. Он привык использовать свою репутацию как профессиональный инструмент, а не как жизненную ценность.

В настоящие дни Сингер может решить большинство проблем заказчика, просто позвонив в нужное место. Именно поэтому он делает все, чтобы за ним и в дальнейшем сохранялся статус «бешеной собаки Голливуда».

«Запросто можно столкнутся с ситуацией, когда ты звонишь пиарщику знаменитости, чтобы уточнить какую-либо деталь, и вскоре получаешь заказное письмо от Мартина Сингера, который угрожает тебе всеми карами земными и небесными», – рассказывает редактор New York Post Ричард Джонсон.

Сам Сингер считает себя порядочным человеком и образцовым семьянином. Он говорит, что помимо агрессии в его арсенале есть множество других приемов.

«Если речь идет о защите чести и достоинства моего клиента, то сначала мы пробуем предотвратить выход компрометирующей статьи, – утверждает Сингер. – Если ничего не получается, мы пытаемся изменить ее содержание. В большинстве случаев мы пытаемся договориться по-хорошему. Нельзя добиться многого, если ты ведешь себя, как придурок».

Ему вторит Присцилла Пресли: «Марти Сингер – очень приятный мужчина, который обожает свою семью. Но если он считает, что меня обижают, он моментально превращается в злобного ротвейлера».

Редактор таблоида Enquirer Стив Коз общается с Мартином Сингером практически каждый день. «Марти – непростой человек, но он никогда не теряет здравый смысл, – говорит Коз. – Он один из немногих, кто «сечет» в нашем деле, и прекрасно понимает, что его клиенты заинтересованы в СМИ ничуть не меньше, чем мы в них».

Но с такой оценкой профессиональной деятельности Сингера согласны далеко не все. После того, как журналист Джон Конноли написал статью о Стивене Сигале для журнала Spy, Мартин предпринял все возможное для того, чтобы растоптать «врага». На Конноли обрушились обвинения в клевете и намеренном искажении фактов. Впоследствии оба дела были потихоньку закрыты. По словам Сингера, именно эта история послужила созданию его имиджа гнусного и бессовестного адвоката и... привела к нему массу новых, весьма состоятельных клиентов.

К Сингеру обращаются не только знаменитости, но и политики – в особенности, когда им нужно судиться с прессой. Сенатор от штата Невада Хэрри Рэйд нанял его для того, чтобы разобраться с Associated Press, которая опубликовала историю, рассказывающую о махинациях сенатора с земельной собственностью в Лас-Вегасе.

Спрос на «жареные факты» – по сути, единственная причина существования адвокатов, подобных Сингеру. Сплетни о знаменитостях, даже фальшивые, неплохо оплачиваются, поэтому многие издания готовы публиковать заведомую ложь, лишь бы только поднять тиражи. Звезды отвечают своей «тяжелой артиллерией» – натравливают на обидчиков Мартина Сингера. А что касается невинно пострадавших в ходе военных действий – обе стороны относятся к этому философски: лес рубят – щепки летят.

 
Яндекс.Метрика