Стратегии специализации компаний, оказывающих профессиональные услуги, могут принимать самые различные формы. Кто-то идет по пути постоянного расширения спектра оказываемых услуг, пытаясь удовлетворить как можно более широкий перечень потребностей своих клиентов. Кто-то же решает сфокусировать свои усилия на очень узкой области и достичь в ней совершенства.

Мы побеседовали с Александрой Кадет, руководителем практики по России и СНГ фирмы KempHoogstad – компании, специализирующейся на международном налоговом консалтинге. Александра начинала свой карьерный путь с работы в налоговом отделе PricewaterhouseCoopers в Москве. Поэтому в нашем разговоре мы попросили ее рассказать не только о своей компании, но и поделиться мнением об отличиях в бизнес-культуре многопрофильной и узкоспециализированной фирм.

Александра, Вы работали в компании PricewaterhouseCoopers. Какие задачи Вы там решали?

Я попала в PwC в 2002 году со студенческой скамьи: на пятом курсе института прошла тестирование и поступила на программу вечернего обучения. По окончании учебы прошла еще одно тестирование и ряд собеседований и была приглашена на стажировку в рамках преддипломной практики в зарождающийся тогда отдел International Tax Services. Вначале моими основными задачами были поиск и подборка законодательных норм и информации по заданным темам, работа с файлами и выполнение процедур по риск-менеджменту, а также процесс бюджетирования по проектам. Потом мне стали доверять подготовку отдельных частей отчетов, а затем – и сами отчеты. Все это, конечно, произошло не сразу, а постепенно. Было трудно, но очень интересно. Я очень благодарна моим коллегам, которые укрепили мое стремление стать квалифицированным специалистом в области международного налогового консалтинга.

Какие основные впечатления остались у Вас о работе в компании «большой четверки»?

Поскольку я начинала с самой первой ступени, мне очень многому пришлось учиться. Но за годы, проведенные в компании, я приобрела такое важное для нашего ремесла «чутье» и настолько познала все плюсы и минусы западной корпоративной культуры, что это теперь серьезно помогает мне в карьере.

Не обошлось без трудностей, разумеется. На первых порах практически не было места для самостоятельных решений, приходилось осваивать все: от корпоративного формата и стиля письма до манеры держаться на встречах. Тяжело преодолевать страх незнания и неуверенность в собственных силах. Здесь многое зависит от того наставника, которого за тобой закрепляют.

Александра Кадет
В 2003 году Александра с отличием окончила Институт международных экономических отношений Финансовой Академии при правительстве РФ. Впоследствии окончила высшую юридическую магистратуру в Лейденском университете (Нидерланды) по специальности «Международное налогообложение». Владеет английским и французским языками.

Это тот самый человеческий фактор, который решающим образом сказывается на становлении тебя как специалиста. Если ты чувствуешь поддержку от своего наставника, если он не раздражается от необходимости что-то тебе объяснять, если четко ведет тебя к намеченной цели и ставит правильные ориентиры – ты останешься навсегда ему благодарен. В противном случае он только разовьет твою неуверенность в себе, которую ты потом будешь преодолевать годами, и, как следствие, тебя ждет не такой быстрый карьерный рост, на какой ты рассчитывал. Умение найти подход к людям, особенно к молодым специалистам – главная способность из разряда «soft skills», которую так трудно наработать, если ее нет от рождения, и которой, по моему мнению, так не хватает многим менеджерам «большой четверки».

«Большая четверка» – это серьезная школа жизни. Идти ли этой дорогой или нет, каждый решает сам. Я ее прошла, и сделала бы это снова, если бы мне вновь пришлось выбирать. Но я бы не сказала, что на сегодняшний день считаю карьеру в «большой четверке» самым универсальным «ключом к успеху», хотя это – мое личное мнение. На мой взгляд, многое зависит от целей, которые перед собой ставит молодой специалист, и именно с этой позиции стоит оценивать, какую именно пользу ему принесет этот опыт. Надо иметь в виду, что в небольшой компании тоже много возможностей для личностного роста: здесь тебе и разнообразный опыт, и тесная связь с руководством, при которой легко отличиться. Но и ответственность возрастает, что тоже плюс – ты быстрее взрослеешь.

Теперь Вы работаете в узкоспециализированной фирме. Причем у Вашей компании уникальный для России профиль – она специализируется исключительно на международном налоговом консалтинге. Какие преимущества приносит такая узкая специализация?

Основные преимущества узкой специализации нашей компании можно легко проиллюстрировать на примере. Сравним две врачебные специальности: терапевта и специалиста по микрохирургии глаза. Если у вас заурядный конъюнктивит, то альбуцид вам может и терапевт прописать. Но если требуется вылечить катаракту или исправить косоглазие, терапевт вам не поможет. Здесь нужна рука мастера.

Тот же принцип работает и в международном налоговом консультировании. Не нужно иметь много знаний и умений, чтобы предложить безналоговый офшор. Однако когда требуется тщательная проработка многоходовой сделки с участием европейских государств, которые отличаются сложными налоговыми системами, здесь не обойтись без специального образования, многолетнего опыты и просвещенности в области последних изменений в налоговом законодательстве разных стран.

О фирме

KempHoogstad – международная фирма, которая специализируется на предоставлении услуг в сфере международного планирования, структурирования и оценки налоговых рисков. Компания предоставляет профессиональные консультации по вопросам структурирования зарубежных активов российских компаний с учетом норм международного налогового права, практики применения соглашений об избежании двойного налогообложения, положений внутреннего законодательства вовлекаемых юрисдикций.
На настоящий момент у компании имеется три офиса, расположенные в Амстердаме, Москве и Праге, а партнеры и сотрудники компании обладают многолетним опытом, связанным с решением налоговых вопросов разной степени сложности, в отношении стран не только Западной, но и Центральной и Восточной Европы, включая Россию.

И вот здесь и кроется главный нюанс. Один человек не может одинаково хорошо разбираться и в налоговом праве, и в гражданском, в трудовом и наследственном праве даже одной страны. А если речь идет о правовых системах сразу нескольких государств? В результате, у компании появляется два пути. Можно нанимать все новых и новых специалистов с разным профилем и множить отделы, неизбежно усложняя администрирование проектов и сталкиваясь с такими новыми проблемами, как контроль качества, обучение молодых сотрудников, риск-менеджемент и т. д. Либо можно сфокусироваться на одном направлении, собрать лучших специалистов и выходить на рынок с уникальным профилем. При этом я не говорю, что первый вариант заведомо бесперспективен: есть множество примеров успешных крупных практик, однако «болезни» больших корпораций их не минуют, и им все равно приходится решать куда большее количество проблем, чем небольшой узкоспециализированной компании.

Кроме того, конечно, в наше время огромных потоков информации было бы самонадеянно предполагать, что можно эффективно перерабатывать ее по нескольким направлениям силами одного-двух сотрудников. Соответственно, надо либо вводить в структуру информационный отдел, либо смириться с упущенными возможностями и рисками использования устаревшей базы знаний.

Либо, опять же, выбрать четкий фокус и быть уверенным, что ни одно, даже самое мелкое событие в выбранной сфере не ускользнет от вашего внимания.

Есть еще один момент, с которым многие, возможно, захотят поспорить. Это вопрос максимизации прибыли. Чем крупнее компания, тем сложнее ее «прокормить». Как следствие, растут ставки, и счета становятся неподъемными для многих клиентов. А в небольшой компании можно позволить себе большую гибкость в отношении скидок в зависимости от конкретных параметров проекта, пожеланий клиента и т. д. Также порой очень непросто провести ту грань, когда проекты уже «штампуются», и не остается места для эксклюзивного подхода. Это как массовый пошив и работа модельера. Никто не говорит, что костюм фабричного производства заведомо плох. Наоборот, зачем идти к портному, если вас все устраивает в платье, купленном в соседнем магазине? Но если у вас нестандартная фигура или специфические запросы, без квалифицированного портного не обойтись.

Какие еще отличия в бизнес-культуре большой многопрофильной и узкоспециализированной фирмы Вы могли бы отметить?

Ну, во-первых, в крупной компании неизбежно удлиняется путь и сроки принятия любого решения. В небольшой компании это отсутствует: здесь решение можно принять за пару минут, сразу переговорив с несколькими партнерами, которые всегда доступны.

Важный момент связан и с администрированием: у нас отсутствуют сложные административные процедуры, которые неизбежно требуются при разрастании бизнеса, так как только с их помощью можно добиться необходимого уровня контроля.

Кроме того, небольшой размер компании позволяет выработать очень индивидуальный подход к подбору сотрудников и еще на этапе набора принимать более взвешенные решения. В большой компании часто приходится постфактум сталкиваться с какими-то проблемами, которые не были выявлены из-за массового набора.

И, наконец, в небольшой компании существует более «очеловеченный» подход к партнерским отношениям с коллегами из других отраслей и стран, без сложных бюрократических процедур.

Компании «большой четверки» традиционно очень сильны в налоговом консалтинге. Приходится ли Вашей фирме конкурировать с налоговыми и правовыми отделениями этих фирм? В чем преимущества KempHoogstad?

Я бы не назвала это конкуренцией в полном смысле слова. У нас слишком разный подход и методы. Кроме того, есть значительная часть компаний, которые нуждаются в квалифицированной налоговой помощи, но они просто не могут себе позволить тот уровень расходов, который требуется для обслуживания «большой четверкой». Такие компании обращаются за помощью в небольшие юридические фирмы и успешно с ними работают, но международное налоговое консультирование, как правило, не представлено на этом уровне или представлено в очень урезанном варианте.

Ну и, безусловно, на нас работают наша гибкость и индивидуальный подход к проектам и клиентам. С последними мы всегда устанавливаем долгосрочные отношения, ведем их годами, в результате чего завоевываем доверие, которое проверено временем и которое невозможно получить «с наскока». Мы знаем все тонкости бизнеса конкретного клиента, больные вопросы и исторически сложившиеся, незыблемые (хотя и не всегда логичные) правила. Как любимый парикмахер, который чувствует ваше настроение и сразу понимает, какую прическу вам хочется сегодня.

Беседовала: Гузель Баязитова

 

 

Последнее

Индустриальная неделя

Было