Стив Дикинсон: Американский адвокат из Китая

11. 12. 2017
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 727
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Стив Дикинсон – человек необычной судьбы. По профессии адвокат, по паспорту он – американец, а по месту жительства – шанхаец. Он специализируется на китайском праве вот уже 25 лет. Окончив юридическую школу при Университете Вашингтона, Дикинсон несколько лет проработал в Японии.

Стив Дикинсон был главой департамента международного права в одной из крупнейших международных фирм, затем читал лекции по юриспруденции – как в Америке, так и в Китае. Он в совершенстве владеет мандаринским диалектом китайского языка и почти в совершенстве – японским. Читает на санскрите и тибетском и немного говорит по-корейски. Сегодня своей основной задачей Стив Дикинсон видит помощь иностранным компаниям в организации бизнеса в Китае. Также к его услугам прибегают китайские компании, желающие выйти на международный рынок.

Расскажите немного о себе. Как Вы стали адвокатом?

Еще во время учебы в колледже я начал изучать классическую китайскую литературу, философию и историю. Все это крайне вдохновляло, и после получения диплома я решил, что хочу работать с Азией. Дистанцированный, академический подход меня не устраивал – мне хотелось не столько копаться в учебниках, сколько участвовать в реальных делах. Юридическая практика – это было как раз то, что нужно, и я поступил в Вашингтонскую юридическую школу, потому что там была одна из лучших программ по изучению права в азиатских странах. Собственно, моя мечта сбылась до того, как я стал адвокатом – еще во время учебы мне приходилось работать с корейскими и японскими клиентами.

В прошлом году журнал «Washington CEO» присвоил Вам титул Выдающегося Юриста-Международника. Какими качествами нужно обладать, чтобы заслужить подобное звание?

Чтобы с успехом заниматься международным правом, прежде всего, нужно обладать очень хорошими коммуникационными навыками. Вы должны чувствовать, когда стороны понимают друг друга, а когда диалог прерывается. На словах все может быть очень хорошо, но если ваши клиенты перестают доверять друг другу или же тянут в противоположные стороны, то успеха не будет – ни у них, ни у вас как у посредника. В таких ситуациях ничего нельзя пускать на самотек: у людей разных национальностей разные традиции и разные «сигнальные системы» – то, что одной стороне кажется данью вежливости, другая сторона может расценить как агрессивное поведение. Задача юриста-международника в таких случаях – навести мосты: все предусмотреть, все проговорить и объяснить каждому из участников сделки, чего ему следует ожидать от потенциальных партнеров.

Еще одно крайне важное качество, которое хотелось бы назвать, – это способность к постоянному обучению. Здесь даже объяснять ничего не надо. Окружающий мир меняется настолько быстро, что юрист, неспособный подстраиваться под него, всегда останется в проигрыше.

«Адвокаты, работающие в средних и малых компаниях, как правило, больше удовлетворены карьерой и имеют больше свободного времени»

Вы посвятили несколько лет своей жизни преподавательской деятельности. Не жалеете, что ушли из академической среды?

Нет, не жалею. В 1990-х годах по просьбе специалистов по китайскому праву я читал лекции в юридических школах. Это было увлекательно, но меня все равно больше тянуло в практическую сферу. В 2000 году меня пригласили в Китай с тем, чтобы я поработал над реальными проектами, и, взвесив все «за» и «против», я ушел в бизнес.

Вам приходилось работать в крупных международных юридических фирмах. Чем они существенно отличаются от средних и малых фирм?

В небольших фирмах царит совсем другой дух: юристы работают командой и постоянно помогают друг другу. Они не воюют ни из-за денег, ни из-за внутренней политики. Конечно же, это касается не всех фирм – я говорю про те, с которыми мне самому приходилось сталкиваться. Адвокаты, работающие в средних и малых компаниях, как правило, больше удовлетворены карьерой и имеют больше свободного времени. В крупных же фирмах, за очень редким исключением, об этом даже речи не идет. Но с другой стороны, адвокаты из маленьких компаний практически не имеют шанса заполучить серьезный проект от какой-либо международной корпорации. С точки зрения профессионального интереса они чрезвычайно привлекательны, но такая рыба просто не заплывает к средним и малым фирмам.

Какие основные различия существуют между Западной и китайской моделями ведения юридического бизнеса?

Общей особенностью юридической профессии в Азии является то, что юристы там не вовлечены в текущие операции клиентов. Они не являются консультантами или советчиками на все случаи жизни; их задача – решать строго определенные, специфические проблемы: например, подавать исковые заявления. Юрист получает задание, выполняет его и уходит. В отличие от других азиатских стран Китай постепенно меняет эту модель, но пока она превалирует в деловом мире.

Основная проблема китайцев заключается в том, что предприниматели плохо информированы о правовой основе своего бизнеса, и, следовательно, не работают в рамках закона. Но они серьезно работают над тем, чтобы превратить свою страну в правовое государство хотя бы в экономической сфере. Пока до этой цели, конечно же, далеко, и большинство населения живет не в соответствии с законом, а в соответствии с личными представлениями отдельных лиц или местных властей. Но уже сейчас перспективы очевидны: в недалеком будущем китайцы будут прибегать к услугам юристов во всех сферах деловой жизни.

Чем отличается положение юриста в Китае и Японии?

В Японии очень мало адвокатов. И все они в основном работают в суде и не вовлечены в решение текущих бизнес-задач компаний. Я имею в виду проверку договоров на соответствие закону, выпуск ценных бумаг и т.п. Китайские же юристы распространяют свою практику на гораздо более широкие области права. По этой причине китайская юридическая практика намного ближе к западной, в частности, американской модели, нежели японская.

В связи с экспансией китайского бизнеса по всему миру следует ли нам ожидать того же в юридической сфере?

Я не вижу подобных тенденций – для этого китайские специалисты не обладают ни достаточными знаниями, ни опытом.

В России постоянно открываются филиалы китайских юридических фирм, но их практика ориентирована в основном на правовое сопровождение деятельности китайских граждан, ведущих бизнес в нашей стране. Известны ли Вам аналогичные случаи в других странах?

Мне не приходилось раньше слышать о том, чтобы китайцы открывали юридические фирмы за рубежом. Пока это не является их приоритетом. Тем не менее, если китайские предприниматели будут делать большие инвестиции в иностранные экономики, то я не удивлюсь, если их юристы последуют за ними.

Как Вы считаете, может ли Китай стать видным игроком в деле правового аутсорсинга?

На настоящий момент я сомневаюсь, что это возможно. В отличие от индийцев китайцы не владеют английским языком, и их система права существенно отличается от англо-саксонской. А основными заказчиками юридического аутсорсинга как раз являются фирмы из стран, где применяется данная система – Великобритании, США и Канада.

Насколько схож рынок юридических услуг Тайваня с китайским?

На самом деле тайванцы гораздо больше тяготеют к японскому варианту, нежели к китайскому – та же отстраненность юристов от бизнеса, та же узость специализации. Я бы сказал, что Тайвань в этом случае имеет с Китаем больше различий, чем точек соприкосновения.

А если говорить о Гонконге?

Правовая система Гонконга является точной копией английской и очень отличается от других стран Дальневосточного региона. В Гонконге как раз применяется англо-саксонское право, а все юристы делятся на солиситоров, которые представляют клиентов и дают им юридические консультации, и барристеров, которые нанимаются солиситорами для участия в судебных заседаниях или высказывания особого мнения по вопросу. Профессиональные юристы гораздо более эффективно интегрированы в деловую жизнь Гонконга, нежели в Китае. Однако я вынужден заметить, что подавляющее большинство гонконгских юристов несведуще в китайских законах.

Не секрет, что жизнь юриста насыщена стрессовыми ситуациями. Используете ли Вы какие-либо техники по снятию стресса?

Я занимаюсь йогой, китайской гимнастикой тай-ши и системой дыхательных упражнений квигонг. Плюс каждый день по часу, а иногда и по два занимаюсь в спортзале.

А для души?

Для души читаю – что-нибудь из китайской литературы или философии. Еще занимаюсь своей арт-галереей «Возрождение Феникса» в Сиэтле, которая специализируется на керамических и стеклянных изделиях.

«Думаю, что России предстоит пройти долгий путь, прежде чем ей удастся создать эффективную юридическую систему»

Что Вам известно о российском рынке юридических услуг? Что Вы о нем думаете?

По долгу службы нам приходится довольно часто работать с российскими адвокатами. Думаю, что России предстоит пройти долгий путь, прежде чем ей удастся создать эффективную юридическую систему. Если сравнивать с Китаем, то в настоящее время китайцы намного опередили Россию в этой области.

Не могли бы Вы дать совет нашему журналу, посвященному юридическому бизнесу?

Достоверная информация от людей, которые действительно знают, что происходит на рынке, всегда пользуется большим спросом. Слишком уж много сейчас развелось журналистов, которые пытаются писать о правовой сфере на основании слухов, переданных через третьи руки. Хороший журнал для юристов – это тот, в котором публикуются практические советы и комментарии от профессионалов высокого класса. К сожалению, подобных специалистов очень немного и все они очень заняты. Но тут уж надо ухитрятся привлечь их к сотрудничеству.

Опубликовано в журнале ЮБ №5-2007

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика