Как давно это было

26. 11. 2017
posted by: Юридический бизнес
Просмотров: 60
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

В конце года проходило в Париже ежегодное торжественное открытие заседаний в «Conferences des avocats», на котором старшина парижских адвокатов, г-н Фалатеф, произнес прекрасную речь.

Обращаясь к молодым адвокатам, он разбирал темные и светлые стороны избранной ими деятельности. По словам оратора, эта деятельность требует самой серьезной подготовки, много усидчивого, неблагодарного труда. Молодость, даже связанная с талантом, всюду приветствуемая, здесь возбуждает недоверие клиентов и судей; затем следует материальная необеспеченность, необходимость искать побочного, дурно оплачиваемого труда. Эти неудачи часто обезоруживают начинающих адвокатов и они избирают другую карьеру, более прибыльную – например, торговлю, - забывая при этом, как трудно сохранить собственное достоинство, занимаясь ею. Иные избирают судебные должности. Этих, разумеется, нельзя порицать, так как французская магистратура искони высоко держала знамя справедливости и независимости. За то, по мнению оратора, самый скользкий путь для молодых адвокатов представляет увлечение политикой. Предостерегая далее молодых адвокатов от увлечения политикой, оратор заметил: «Как часто место, которого Вы с трудом добились, принадлежит Вам лишь по имени. Вы пристаете к одной из партий, и индивидуальность ваша стирается; не имея твердых убеждений, вы машинально повторяете слова: «мнение, к которому я принадлежу», прикрываясь необходимостью парламентской дисциплины. С этой затерявшейся индивидуальностью вы идете в хвосте нескольких особенно оригинальных и самостоятельных личностей». Противопоставляя невыгодные стороны политической карьеры и деятельности адвоката, оратор таким образом характеризовал последнюю: «Индивидуальность, как бы своеобразна не была она, нигде не находит такого широкого развития и применения лучших своих сил, как в адвокатуре. Честность, наука и талант – вот необходимые элементы успеха адвоката!».

Из ряда вон

Чрезвычайно любопытное дело слушалось в середине декабря настоящего года в уголовном отделении лубенского окружного суда в г. Прилуки, с участием присяжных заседателей. Обвинялся крестьянин Август Баран в преступлениях, посягающих на порядок отправления правосудия.

На суде предстал сорокапятилетний красавец-мужчина геркулесовского сложения, и хотя на вопрос председательствующего о занятиях ответил: «служу лакеем», но держал себя по джентельменски; ответам предпосылает: «считаю долгом заявить», а вопросы свидетелям предлагал в самой деликатной форме: «позвольте вас спросить», «не изволите ли припомнить».

Дело возникло по заявлению, в котором указывалось следующее. В селе Туровка лакей помещицы Екатерины Фриц-Август Баран объявил себя мировым судьей восьмого участка, устроил в экономическом флигеле присутственную камеру, разбирает дела между рабочими и постановляет приговоры по указу Его Императорского Величества. После оглашения приговоров, сам же судья Фриц-Август Баран приводит их к немедленному исполнению, присуждая одних к телесному наказанию, а других к лишению свободы.

Как показали свидетели, что после необходимого обустройства во флигеле, Баран приступил к разбору дел. В камере у него находился стол с письменными принадлежностями, какой-то толстой книгой и колокольчик, а на стене висел портрет Государя Императора. К разбору дел он приступал по непосредственно усмотренным беспорядкам или по заявлению кого-нибудь из дворни и заседания устраивал по вечерам от 10 до 12 часов; причем стороны вызывались повестками, которые писал по его приказанию мальчик Афанасий Поливода, а вручал их рабочий Иосиф Мищенко, которого Баран называл судебным приставом. При явке участников, Баран объявлял заседание открытым и после неистового трезвона колокольчиком приступал к допросу потерпевших, обвиняемых и свидетелей. После чего снимал со стены портрет Государя и, держа его в руках, оглашал приговор: по указу Его Императорского Величества я, мировой судья 8 участка Прилукского уезда на основании 41 и 42 статьи приговорил такую-то или такого-то, к стольким то розгам или аресту, а может быть и к тому и к другому. Приговоры приводились в исполнение немедленно, для чего были привлечены экономические рабочие Ефим Мирошкин и Аким Маляр.

Фриц-Август Баран приговорен к одному году ареста по ст.ст. 289 и 1489 Уложения о наказаниях.

Литературное обозрение

К выходу книги «Адвокат- практик. Руководство», сост. кружком юристов под ред. Семенова и Соколова, Москва. 1900.

Вышедший труд посвящен одной из насущнейших потребностей нашей жизни. Редко кому не приходилось встречаться на жизненном пути с юридическими вопросами, и не только вообще образованные люди, но подчас и сами юристы не решаются на практике положиться на собственные силы, особенно когда речь идет о гражданских правоотношениях, и прибегают к помощи адвокатов. Большинство же населения пользуется услугами подпольных ходатаев, которые беспощадно эксплуатируют народную нужду и невежество. Бороться с этим злом тем более трудно, что и интеллигенция наша крайне мало осведомлена в законах. Вот почему издание такой книги, в которой всякий образованный человек легко и просто мог бы ориентироваться по поводу возникающих в повседневной жизни вопросов права, должно составить священную обязанность юристов, и несомненно, что такая книга имела бы и большой практический успех.

Итак, повторяем, задача, поставленная себе кружком юристов под редакцией гг. Семенова и Соколова, в высшей степени почтенна, но, к глубокому сожалению, выполнена она так неудачно и так небрежно, что может только скомпрометировать в глазах публики самое дело популяризации юридических сведений. Достаточно посмотреть оглавление, чтобы убедиться, что «кружок юристов» не имеет никакого представления о системе и о плане. В самом деле, в книге без всякого порядка нагромождены «образцы духовных завещаний», извлечения из временных правил о волостном суде, устава о наказаниях и устава о гербовом сборе. Словом, совершенная бестолковщина. Но все это бледнеет перед содержанием книги. Большая часть книги представлена бессмысленным набором фраз. Достаточно будет привести два-три примера, которые, кстати, могут пригодиться и как материал для анекдота. На странице 14 начинается глава «Разграничение гражданского права от уголовного». И под этим заглавием мы читаем: «право гражданское, интерес частного лица, помимо других оснований, может возникнуть и из преступления, или проступка. Таким образом, иск гражданский может возникнуть и в уголовном деле». На стр. 22 мы узнаем, что «подсудность коммерческим судам определяется, главным образом, ходом дела». И подобных цитат можно набрать ad libitum, на любой странице.

Таким образом, не подлежит сомнению, что перед нами грубая макулатура, от которой ничего, кроме вреда для читателей, ожидать нельзя. Но именно это, именно возможность распространения подобной книги в публике еще настойчивее выдвигает задачу разумной популяризации юридических сведений.

Сообщения присланы из 1896-1900 годов.

Опубликовано в журнале «Юридический бизнес», № 1, 2007 г.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика